Кто в начале 1920-х годов преподавал рисование и живопись в детской трудовой колонии имени Третьего интернационала?

Сегодня суббота 21 апреля, а значит в эфире Первого канала очередной выпуск «Кто хочет стать миллионером» с Дмитрием Дибровым. Пара игроков в студии будут отвечать на каверзные вопросы ведущего, имея при этом 4 подсказки. Посмотрим удастся ли им выиграть 3 миллиона рублей или нет. Очередной вопрос от ведущего звучит так: Кто в начале 1920-х годов преподавал рисование и живопись в детской трудовой колонии имени Третьего интернационала?

Варианты ответов:

А) Казимир малевич
В) Марк Шагал
С) Борис Кустодиев
D) Кузьма Петров-Водкин

Правильный ответ: В) Марк Шагал.

Его картины долгое время лежали в запасниках советских музеев. Наконец публике были представлены «волшебные кристаллы» его творчества. Устроенные выставки с работами Шагала имели огромный успех. Любая поздняя картина художника вызывала интерес к более ранней работе. В них ощущается найденная и выверенная художником гармония индивидуального и универсального; понимание, которое становится для многочисленной публики своевременной опорой, облегчающей поиск и осознание актуальности вечных человеческих ценностей. Почти во всех своих произведениях — от огромных панно до небольших эскизов — Шагал предоставляет зрителю возможность собственной интерпретации сюжета, их он «повествует» как бы от первого лица, в них выразительно прослеживается исторические события еврейского народа.

Не удивляет, а восхищает то, что Марк Шагал на протяжении всей жизни наблюдал за самим собой — художником и человеком; за людьми, его окружавшими; за событиями и местами, где ему довелось жить и бывать; за собственными чувствами и воспоминаниями, которые он заносил в художественный дневник своего бытия. Многие герои, изображенные на полотнах, напоминают самого художника, живописца и графика с мировым именем Марка Шагала.

«Моя жизнь» — это автобиографическая книга его воспоминаний. Именно в ней описаны детские впечатления, и ранний период жизни Шагала. Ее он написал в тревожное и неспокойное время в Москве, в 1921 — 1922 годах. Читатель найдет здесь не только огромное разнообразие словесных портретов людей, с которыми доводилось встречаться Шагалу, но и огромным количеством самовосхвалений, сдобренными лирическими сентиментальными отступлениями. Забегая вперед, последнее объясняется тем, что с необычной и прочной репутацией художник во время написания книги, работал в подмосковной Малаховке, преподавателем рисования в двух колониях для сиротских детей.

Комментарии и отзывы:

error: Content is protected !!